//
you're reading...
Sergei Blumin Outcast Songs

© Sergei Blumin. © Yelena Yasen. About Sergei Blumin’s Interpretations of Russian Outcast Songs, 1910s – 1950s. Part Four. New York, 2014

Елена Ясногородская

 

 О музыкально-художественных интерпретациях Сергеем
Блюминым фольклорных и криминальных песен

 

Please see an English version of this essay at:
http://www.adonispublishing.wordpress.com
 – under Critique in English Category –

 

Часть четвертая
Когда с тобой мы встретились
черемуха цвела

 

В предыдущей части цикла, посвященного интерпретациям фольклорных и блатных песен Сергеем Блюминым, песен, относящихся к первой половине прошлого века, шла речь о коллажах созданных художником для песенного сюжета «В одном из замков короля». Этот принадлежащий безымянному автору романтический сюжет повествует о заведомо обреченной на трагический исход любви королевы и королевского шута. Роковую роль в судьбе шута играет придворный паж, из доноса которого король узнает об измене королевы, после чего подвергает несчастного шута жестокой казни через усекновение головы. Художник нашел красноречивый символ для изображения придворного пажа, представив его в виде диспропорционального уродливого головастика с отвратительным крысиным хвостом.

Пришло время подчеркнуть. Для каждой из представленных в серии песен Блюмин нашел единственный в своем роде, уникальный образный ряд. Уникальным является и цикл миниатюрных масляных картин мастера, посвященных еще одному трагическому сюжету созданной им серии под названием «Когда с тобой мы встретились черемуха цвела». Сюжет песни «Когда с тобой мы встретились черемуха цвела» похож на предыдущий сюжет в том смысле, что три основных героя обоих из них являются, условно говоря, участниками фатальных треугольников. В первом случае – это король, королева и придворный шут; во втором – двое мужчин и молодая женщина, которую один из мужчин, не будучи способным смириться с ее уходом к сопернику, убивает, зверски закалывая обоих ножом. В художественном решении блюминовской серии посвященной «Черемухе» ключевую роль играет красный цвет, не случайно становящийся ее доминирующим живописно-цветовым лейтмотивом. Что более выразительно может донести до зрителя ощущение неизбежно надвигающегося на участников трагедии кровавого финала, нежели цвет человеческой крови? То бледнея, то усиливаясь, вкрапления красного цвета, включенные в образный строй каждой картины, посвященной «Черемухе», неумолимо нагнетают роковое ощущение надвигающейся катастрофы, которой героям песни избежать не дано.

Параллельно с живописно-цветовым решением в трактовке художника огромную роль играют портретные интерпретации персонажей, и что важно отметить при этом, – не только главных, но и второстепенных, в частности, замечательный по глубине психологической характеристики портрет адвоката, представляющего осуждаемого на смертную казнь убийцу. Богатство психологических характеристик героев блюминовского цикла преображает одноплановую фабулу примитивной уличной песни и выводит ее на многоплановый уровень романов Достоевского. Ведь именно многогранно обыгранные психологические мотивации поступков героев «Идиота» или «Преступления и наказания» обращают банальные криминальные сюжеты под рукой великого писателя в незаурядные произведения мировой литературы.

Сергея Блюмина, однако, интересуют нечто большее, чем логически-объяснимые мотивации человеческого поведения. Уникальное видение художника позволяет ему проникнуть в сокровенную сферу, на самом деле, являющуюся истинным первоистоком логически-мотивированных поступков – в таинственное поле человеческого подсознания. Серия фантасмагорических изображений главного персонажа песни открывает зрителю маниакальный, изуродаванный паталогическими видениями, доводящий до умопомрачения внутренний мир человека, обуреваемого навязчивым стремлением к убийству. Интуитивная способность художника, помогающая ему раскрыть внутренний строй подсознания своего героя на столь глубинном уровне заставляет вспомнить Зигмунда Фрейда. Но Блюмину интересна и другая – наивная до просветленности – душевная грань героя «Черемухи», наивная до некой превосходной степени, в связи с чем, быть может, он абсолютно не способен на душевную гибкость. Как для героев греческих трагедий для него ведомы только диаметрально контрастные переживания – или всепоглощающая любовь, или роковое стремление к мести, как наваждение, влекущее к смерти.

Интерпретация темы наваждения, приводящего героя блюминовской «Черемухи» к безумию и следующему за ним убийству поднимает примитивный песенный сюжет на уровень фрейдистской психологической драмы, для исчерпывающего анализа которой художнику оказалось недостаточно одной версии. Во второй версии, называющейся «Колдовство цветения» (The Enchantment of the Bloom), Блюмин превращает собственые штудии обнаженной натуры 1980-х годов в невротические образы, бомбардирующие изуродованное подсознание героя (а может быть, его сознание) с такой неумолимой силой, что в итоге, единственным возможным для него способом облегчить безмерную боль от невосполнимой утраты становится убийство женщины, покинувшей его навсегда.

В третьей версии под названием «Кто там в в спасательном берете с усопшей девой говорит?» (с подзаголовком «Счастье навечно улетело на Гаваи») Блюмин превращает самого себя в гротескного персонажа сюрреалистической миниатюры, в которой тема безумия явно доминирует, проходя при этом через несколько фаз. В начальной фазе герой миниатюры – буффонадный шутовской король, намеренно фиглярствующий издеваяющийся над общепринятыми правилами и канонами; в заключительной – сломленный унизительными издержками тюремного заключения человек, растерянный перед лицом ожидающей его за последним жизненным поворотом смерти. Обращаясь в третьей версии к необычному для него театрально-драматическому жанру (если не считать авторского чтения блюминовской пьесы «Говорящий попугай или покинутая Афродита»), художник визуально выстравает свою «Усопшую деву» по тем же художественным принципам, по которым строит все свои живописные или графические произведения; другими словами, декоративно-театрализованое решение «Усопшей девы» выступает на равных с ее выразительным живописно-художественным эффектом.

Если, однако, пытаться подвести заключительный итог по поводу всех трех, независимых друг от друга, версий блюминовской «Черемухи», то представляется, что первая – живописная версия является самой значительной, будучи насыщенной самыми неожиданными и многогранными – как по смыслу так и по художественному строю – ассоциациями.

 

Серия видео лекций Елены Ясногородской о музыкально-художественных
композициях
Сергея Блюмина посвященных русским фольклорным и
блатным песням представлена на настоящем блоге в категории
“Videos and Video Lectures”

 

 

 


 

Advertisements

About Yelena Yasen

Yelena Yasen (Елена Ясногородская): M.A. in Art History and Criticism from The Academy of Fine Arts, St. Petersburg, Russia. Work history includes: Russian Museum, St. Petersburg, Russia; The Hermitage Museum, St. Petersburg, Russia; Brooklyn Museum, New York; New School for Social Research, New York; Private College, New York (25 years of teaching experience). Presently: self-employed writer on art subjects and art designer; an author of "Russian Children's Book Illustration or Another Chapter in the History of Russian Avant-Garde" (Institute of Modern Russian Culture, University of Southern California, Archive); multiple published articles and essays in Russian and English (www.yelenayasen.wordpress.com, www.yelenayasenbooks.wordpress.com, www.adonispublishing.wordpress.com); video lectures on YouTube and Vimeo internet portals; multiple mutual art projects in collaboration with artist Sergei Blumin

Discussion

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: