//
you're reading...
Sergei Blumin Outcast Songs

© Sergei Blumin. © Yelena Yasen. About Sergei Blumin’s Interpretations of Russian Outcast Songs, 1910s – 1950s. Part Five. New York, 2014

Елена Ясногородская

 

О музыкально-художественных интерпретациях Сергеем
Блюминым фольклорных и криминальных песен

 

Please see an English version of this essay at:
http://www.adonispublishing.wordpress.com
 – under Critique in English Category –

 

 

Часть пятая
Есть в саду ресторанчик знакомый

 

«Есть в саду ресторанчик знакомый» – еще один сюжет с характерной для блатной песни трагический фабулой, на этот раз, повествующей о молодой женщине, волею судьбы поставленной перед роковым выбором: или ослушаться приказа своего начальника о приведении в исполнение приговора о смертной казни, или расстрелять человека, на любовь которого она едва успела возложить внезапно родившуюся надежду. Трагический финал песенного сюжета заключается, однако, даже не в экзекуции как таковой, а в спровоцированном смертной казнью безумии героини, чья психика оказываеся бессильной справиться с роковым выбором.

Использованная Блюминым для «Ресторанчика» монохроматическая фактура черно-белой компьютерной графики, построенная на трепетной нервной игре тоновых ньюансов, идеально соответствует художественной ткани трагического повествования, воссоздавая эфемерную, полуреальную лишенную цветового богатства реального мира атмосферу, в которой стерты четкие границы между материальной физической средой и воображаемым восприятием этой среды героиней, в результате психического потрясения утратившей способность адекватно воспринимать обьективный многоцветный, больше не вмещающийся в ее затуманенное сознание мир.

Эта эфемерная, полная нервного напряжения, полуфантастическая атмосфера становится выразительной метафорой, необыкновенно точно выражающей раздвоенное состояние человеческой души, на долю которой выпало судьбоносное испытание – за одни сутки пережить радость романтического знакомства и надежду на грядущую любовь, и – немедленно вслед за этим –– убийство едва обретенного возлюбленного собственной рукой.

Отражая сюжетное развитие песенного ряда, графические образы постепенно становятся все более неопределенными, представляя – к концу повествования – ни что иное как болезненное состояние человеческого мозга, с катастрофической скоростью заволакиваемого туманными волнами безумия; единственный смысловой образ, на котором он, в итоге, способен фокусироваться – стреляющий револьвер.

Еще один – неожиданный – компонент, обогащает смысловую трактовку художественного прочтетния художником примитивной уличной песни, более того – переводит одноплановый сюжет «Ресторанчика» в иное, почти, мифологическое измерение. Речь идет о загадочном безмолвном персонаже, участвующем в каждом новом сюжетном повороте графического ряда. Кто этот загадочный персонаж, одновременно являющийся автопортретом самого художника, – случайный свидетель, равнодушный созерцатель, или расказчик, повествовующий зрителю о трагических событиях песенного сюжета? Чтобы оценить адекватно его роль, вспомним:

В древнейшие времена, когда люди еще не знали письменности, когда только складывались в различных регионах мира мифологические эпосы о великих героях или роковой любви, бродили по древним городам и весям народные сказители, повествуя своим спорадическим слушателям поведанные им отцами и дедами легенды и баллады, которые, переходя из века в век, медленно но неуклонно формировали будущую мировую, европейскую и русскую классическую литературу. Загадочный персонаж блюминской трактовки наводит на мысль о древних сказителях, являясь, таким образом, вестником из далекого доисторического прошлого. Его неизменное присутствие в графическом сюжете заствляет под другим углом оценить глубину прочтения Блюминым наивного по своей сути однопланового материала, и воспринять его, в итоге, в неком панорамном галографическом контексте. Вот что по этому поводу говорит сам художник:

«Основанием для моих музыкально-изобразительных композиций, посвященных блатным песням, служит феномен, сформировавшийся, в сущности, в более чем двухтысячелетней давности периоде, когда для человека было естественным пытаться разгадать загадку Сфинкса, чтобы прозреть собственное будущее, а мифы о Геракле и Орфее были для него непреложной реальностью. В этот, так называемый нецивилизован-ный период древнейшей истории, когда для человека не существовало разделения между мифологическим героем и реальным врагом, и когда легендарные богатыри, перешедшие впоследствие из древних эпосов в народные сказки, появлялись в нужный момент в нужном месте, чтобы победить многоголового дракона, был рожден романтический идеал; то усиливаясь, то затухая, он продолжал в течение столетий играть существенную роль в мировой культуре, приобретя особенную силу к концу Средних Веков, когда воплотился а поэзии Трубадуров и Треверов, а позже – в пост-революционную эпоху — у романтиков, развивших нездоровую привычку умирать нащими, обездоленными, или больными туберкулезом. К концу 19-го века, однако, когда в общественном равно как и в индивидуальном человеческом сознании начали доминировать прагматические ценности нового индустриализованного мира само понятие романтического идеала в итоге сошло на нет».

Базируясь на приведенном выше высказывании необходимо отметить следующий парадоксальный факт: сугубо современный художественный метод, используемый Блюминым в «Ресторанчике», а именно – техника черно-белой компьютерной графики, рожденной, в сущности, в самом конце 20-го века продолжает, на самом деле, традицию классического европейского офорта XVII – XVIII веков, специфика которого, в целом, была построена на ассоциирующейся с трепетными музыкальными аккордами игре нервной, словно дышащей, черно-белой фактуры. Другими словами, именно утонченная визуально-художественная культура «Ресторанчика» приобщает его к художественной традиции, уходящей корнями в далекое историческое прошлое.

Оригинальная графическая интерпретация Сергеем Блюминым примитивной уличной песни иллюстрирует существенный факт: под рукой подлинного мастера самый примитивный по своей сути материал становится неисчерпаемым с точки зрения таящихся в нем творческих возможностей; единственное условие для обращения данного материала в эстетически ценный – уважительное к нему отношение со стороны художника. Подчеркнем в заключение… Сергей Блюмин сумел добиться в своем «Ресторанчике» столь выдающегося результата, пользуясь весьма ограниченными возможностями одной из самых первых компьютерных графических программ начала 90-х годов – еще одно доказательство в пользу факта: не тема, но талант в сочетании с индивидуальным художественным видением творит уникальное произведение искусства.

 

Серия видео лекций Елены Ясногородской о музыкально-художественных
композициях
Сергея Блюмина посвященных русским фольклорным и
блатным песням представлена на настоящем блоге в категории
“Videos and Video Lectures”

 

 

 


 

About Yelena Yasen

Yelena Yasen (Елена Ясногородская): M.A. in Art History and Criticism from The Academy of Fine Arts, St. Petersburg, Russia. Work history includes: Russian Museum, St. Petersburg, Russia; The Hermitage Museum, St. Petersburg, Russia; Brooklyn Museum, New York; New School for Social Research, New York; Private College, New York (25 years of teaching experience). Presently: self-employed writer on art subjects and art designer; an author of "Russian Children's Book Illustration or Another Chapter in the History of Russian Avant-Garde" (Institute of Modern Russian Culture, University of Southern California, Archive); multiple published articles and essays in Russian and English (www.yelenayasen.wordpress.com, www.yelenayasenbooks.wordpress.com, www.adonispublishing.wordpress.com); video lectures on YouTube and Vimeo internet portals; multiple mutual art projects in collaboration with artist Sergei Blumin

Discussion

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: