//
you're reading...
Sergei Blumin Outcast Songs

© Sergei Blumin. © Yelena Yasen. About Sergei Blumin’s Interpretations of Russian Outcast Songs, 1910s – 1950s. Part Two. New York, 2013

Елена Ясногородская

 

 О музыкально-художественных интерпретациях Сергеем
Блюминым фольклорных и криминальных песен

 

Please see an English version of this essay at:
http://www.adonispublishing.wordpress.com
 – under Critique in English Category –

 

Часть вторая
Kладбищенский двор

 

Сюжетом песни «Старый кладбищенский двор» является трагическая история сироты-вора, которого  приговаривает к смертной казни прокурор, являеющийся (не зная об этом) родным отцом осужденного.  Серия коллажей, созданных художником для «Кладбищенского двора» преображает примитивную литературную канву песни, поднимая ее до метафорического видения почти шекспировского уровня.

Как во многих песнях подобного жанра, в «Кладбищенском дворе» – три главных персонажа: прокурор, сирота-вор, и его безвременно умершая мать. Экспрессивные черные силуэты, представляющие как главных так и второстепенных персонажей «Кладбищенского двора» помещены на бумажный фон, цвет которого достаточно сложно определить, но который играет существенную роль в художественном эквиваленте словесного сюжета. Адекватно классифицировать цвет фона может помочь следующая ассоциация – это цвет прибрежного песка затерянной где-то в отдаленном краю земли, заброшенной реки, где годами не появлялась живая человеская душа. Неравномерность текстуры бумаги увеличивает эмоциональное воздействие фона благодаря незримым световым волнам им излучаемым. Невидимая волновая вибрация подсознательно вызывает у зрителя томительное чувство беспокойства, провоцируя острое ощущение одиночества. Да, беспредельное одиночество царит в этом изолированном от мирской суеты, кладбищенском мире. Но высший суверенный правитель этого пустынного могильного пространства – смерть.

Как отмечает сам художник, песенный ряд «Кладбищенского двора» содержит в себе типичные атрибуты уличного жанра: провинциальную лексику, примитивно выраженную эмоцию, однообразную, монотонную мелодию. В противовес жанровой специфике песни, однако, художественная серия Сергея Блюмина, подобно сложному симфоничесому произведению, несет в себе многослойную полифонию тем – от тихих лирических до контрастных драматических крещендо. Контрастные чередования иногда сознательно упрощенных, иногда изысканно усложненных, но в конечном итоге, всегда лапидарных черных плоскостных силуэтов, напоминающих стилистику русского авангарда 20-х годов, обогащают наивный песенный сюжет, внося в него мощный трагический импульс, наиболее характерным, отличительным признаком которого является контраст между холодным пустынным пространством и лаконичными графичными формами, включающими в себя аскетические бело-голубые вкрапления, добавляющие выразительную высокую ноту в суровую трагическую мелодию художественного ряда образов «Кладбищенского двора».

Но что поднимает блюминовские образы до подлинно шекспировского уровня – это их насыщенность богатыми эмоционально заряженными художественными ассоциациями. Уникальным отличительным качеством Сергея Блюмина является его органическая способность использовать глубокое знание мирового художественного наследия для создания неповторимых образных метафор. Его, на первый взгляд, отвлеченные, полу-абстрактные образы благодаря указанной выше способности преобразовываются в образы, наполненные уникальным художественно-культорологическим смыслом. Так в сцене казни охранники на кладбище ассоциируются со средневековыми рыцарями – с копьями и алебардами в руках, и таким образом вводят примитивное содержание уличной песни в многозначный исторический контекст; мужские и женские персонажи, представляющие прокурора и его жену вызывают воспоминания о величавых портретных изображениях эпохи Возрождения.

Подводя итог вышесказанному, хочется подчеркнуть, что подлинно творческое переосмысление любого, даже самого примитивного материала позволяет подлинному художнику создавать уникальные, новаторские, полные высокого художественного смысла произведения.

 

Серия видео лекций Елены Ясногородской о музыкально-художественных
композициях
Сергея Блюмина посвященных русским фольклорным и
блатным песням представлена на настоящем блоге в категории
“Videos and Video Lectures”

 

 

 


 

 

Advertisements

About Yelena Yasen

Yelena Yasen (Елена Ясногородская): M.A. in Art History and Criticism from The Academy of Fine Arts, St. Petersburg, Russia. Work history includes: Russian Museum, St. Petersburg, Russia; The Hermitage Museum, St. Petersburg, Russia; Brooklyn Museum, New York; New School for Social Research, New York; Private College, New York (25 years of teaching experience). Presently: self-employed writer on art subjects and art designer; an author of "Russian Children's Book Illustration or Another Chapter in the History of Russian Avant-Garde" (Institute of Modern Russian Culture, University of Southern California, Archive); multiple published articles and essays in Russian and English (www.yelenayasen.wordpress.com, www.yelenayasenbooks.wordpress.com, www.adonispublishing.wordpress.com); video lectures on YouTube and Vimeo internet portals; multiple mutual art projects in collaboration with artist Sergei Blumin

Discussion

No comments yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: